2.jpg

Мы подъехали к Усу после восьми часов дороги, в мятных японских сумерках. Рассолов выскочил из машины, пробуя кромку льда у берега на прочность. Под ботинками сквозь снег хлюпала вода.

— Са-а-аш! Не проедем, однако, — с укором сказала Люда Рассолова.

Рассолов походил, потопал еще, прикидывая, как лучше перебраться на противоположный берег.

— Ну что, Андрей, давай помаленьку, — крикнул он шоферу переднего уазика.

Андрей Потылицын весело крякнул и дал газу, УАЗ рявкнул и пошел на лед, выбивая из-под колес хрустальные фонтаны воды.

Мы подъехали к Усу после восьми часов дороги, в мятных японских сумерках. Рассолов выскочил из машины, пробуя кромку льда у берега на прочность. Под ботинками сквозь снег хлюпала вода.

— Са-а-аш! Не проедем, однако, — с укором сказала Люда Рассолова.

Рассолов походил, потопал еще, прикидывая, как лучше перебраться на противоположный берег.

— Ну что, Андрей, давай помаленьку, — крикнул он шоферу переднего уазика.

Андрей Потылицын весело крякнул и дал газу, УАЗ рявкнул и пошел на лед, выбивая из-под колес хрустальные фонтаны воды.

Вера Воронова, которую на кордоне ждала дочь, и я перекрестились…

В Ак-Хем мы въехали уже в полной темноте. Быстро собрали на стол.

— Ну, девчонки, за переправу, — подвигая каждой по половине стакана водки, предложила тост Галя Селюк, которая наравне с мужиками толкала застрявший на реке УАЗ. — А то к себе на Кургол не пущу.

Ни вкуса, ни градуса в жидкости не чувствовалось. В прозрачности водки плескалась только зелень ледяной воды.

Луна в черном квадрате

Будь я Беллой Ахмадулиной, посвятила бы Курголу поэму. Красивее место придумать трудно. С лица Гали, пока она летала от плиты к столу, уставляя его закусками, не сходила счастливая улыбка человека, вернувшегося на любимую родину.

— Ой, наскучалась за месяц по дому! Роднулька моя! — до блеска протирая рюмки, пела она. — И как я раньше жила в Шушенском?

И Шушенское с его населением в тридцать тысяч вырастало в устах Гали до размеров гибнущего от перенаселения Токио.

До приезда на Кургол Галя Селюк заведовала в поселке гостиницей, пока не повесился муж, увязнув в карточных долгах. Отревев на похоронах и отдав кредиторам за долги квартиру, машину и дачу, Галя пришла к директору заповедника Александру Рассолову — с самым русским вопросом: «Что делать?»

— Езжай на Кургол, — предложил тот.

И Галя, оставив шушенским кумушкам свою прежнюю жизнь, через восемь часов тряской дороги уже устраивала новую — на таежном кордоне. Как у нее возникла любовь с кургольским инспектором Толей Скалацким, Галя, на всякий случай, умалчивает — боится завистливого глаза. Только рдеет лицом и тут же машет рукой, пытаясь ликвидировать любовный жар.

— В нашем роду бабам на мужиков — не очень чтобы уж… Мамка с отцом больше моего нахлебалась. Десятерых ему родила. А он, как напьется, гнал нас всех на мороз ночевать. Вот вырасту, мечтала, убью гада. Но мамка-терпеливица до золотой свадьбы с ним дожила. Только веселость из нее он выбил. Маму в избе и не слышно было…

— Если в гостевом дому — холодно, возвращайтесь к нам ночевать, — напутствовала на прощание Галя. — Я на кровати вам по два одеяла положила.

В гостевом доме в камине трещали березовые поленья. Андрей Потылицын, поставив в изголовье раскладушки ружье, укладывался спать.

В холле, спрятав огромную голову в лапы, дремал похожий как две капли воды на собаку Баскервилей фила Аргус.

И только луна не спала в черном квадрате пластикового окна, и каждый час тихонько поскрипывала лестница, когда за дровами, для поддержания огня, во двор выходил хозяин Аргуса. Совсем под утро под окнами захрустели кургольские лошади. Было слышно, как они трутся мягкими боками и выкапывают из-под розового утреннего снега траву — пасутся!

Тридцать лет тишины

Дальше наш путь лежал на Базагу — центральный кордон Саяно-Шушенского биосферного заповедника.

Попасть в эти места и не увидеть Базагу, а на Базаге — не поздороваться с Витей Смазновым — все равно что получить приглашение от королевы Великобритании и пренебречь визитом.

Витя Смазнов оттрубил на Базаге двадцать три года. При жестоком искривлении позвоночника, которое скрючило его спину пополам, в этих местах он считается одним из лучших охотников, проводников и инспекторов.

Немецкий врач, которого Смазнов однажды сопровождал в здешних лесах, увидев горб, схватился за голову — дремучие люди, глухомань! В Германии, мол, давно делают операции, избавляющие от подобного увечья.

Витя даже пообещал воспользоваться его приглашением и приехать в Германию. Правда, просто так, в гости — к горбу он привык. Но, доехав до Москвы, растерялся и, плюнув на канитель с заграницей, вернулся на Базагу.

На кордоне из старожилов он остался один. Всего жителей — трое. А когда-то в десяти километрах отсюда была большая деревня с сельсоветом, метеостанцией и даже телефоном на пограничной заставе (рядом Тува, бывшая провинция Китая).

После строительства Саяно-Шушенской ГЭС деревню, название которой ни Смазнов, ни Рассолов так и не вспомнили, затопили, а метеостанцию определили на Базагу, где она обретается до сих пор. Ну а когда в 1976 году создали заповедник, чтобы не городить огород, здесь и кордон определили. В этом году Базаге тридцать лет. Тишина — на много верст вокруг. А тогда, по воспоминаниям Вити, жизнь здесь бурлила: жили 23 человека! По вечерам, забежав в магазин, с гостинцами шли друг к другу в гости. Собирались строить школу, но большая жизнь разразилась перестройкой, и надобность в школе на Базаге отпала сама собой. Рассолов, проживший с Витей бок о бок четыре года, уехал с женой на Север. За ним потянулись остальные. А Витя остался — охранять природу.

Пуля – дура, волк – молодец

C природой здесь — все в порядке. Экологически чистый район. В бывшем рассоловском доме летом буйствует дикая малина. У Смазнова прямо под окном — глухариный ток. Соседнюю гору облюбовали штук шестьдесят сибирских козерогов. В огороде живут куропатки. Рядом рявкают косули. Никакой зверь Витю не боится. Ни волк, ни местные коровы.

Воспользовавшись отлучкой инспектора, буренки лишили его сразу пятидесяти телевизионных каналов, повалив в огороде спутниковую антенну. Теперь антенна, подпертая лопатой, принимает только десять.

Волков в этом году на Базаге, да и по всему заповеднику — как никогда.

— Приспособились к водохранилищу и начали жить обычной жизнью. А в первые годы его существования ни волк, никакая другая живность на лед не выходила — опасались, — говорит Рассолов. — Теперь и на кордоны забегают.

Базагинский моторист Витя Загвоздкин когда-то прославился тем, что, увидев рано утром на крылечке магазина матерого волчару, притащившего сюда чью-то козу, схватил со стола банку консервов и метко пульнул в голову хищника, спасая козью жизнь. Волк от неожиданности разжал челюсти.

Витя Смазнов рассказал о наглом волке другую историю.

— На Базаге я его никак достать не мог. Только следы видел вокруг своей избы. И вот как-то еду на снегоходе, смотрю: бежит. Я обогнал его около Малых Ур, снегоход поперек тропы поставил, думаю: «Куда ты денешься, браток?» А он — фыр-р-р, в ложок, и ушел. И ложок-то едва приметный, да и от пули, я думал, не убежишь. А оказалось, пуля — дура, а волк — молодец.

Постарев, волк пришел помирать на Кургол, к людям. Выгнал из собачьей будки лайку, заполз туда и больше не вылез. Вот такой был волк.

Браконьер черта не боится

Заповедник — тот же Ноев ковчег. И не только в смысле «каждой твари — по паре». А и в смысле отбора тех, кто охраняет этих «тварей». Правда, в кадровом маневре директор сильно ограничен тем, что называется нынче финансовой составляющей. Потому инспектор держится на совести. Ну не на зарплате же в три тысячи рублей? Размер ее, кстати, никак не зависит от количества пойманных браконьеров. Потому ловить или не ловить — вопрос исключительно совести. У Рассолова на таких людей нюх.

— Работать стало тяжело, знаешь еще почему? Нынешний браконьер от ранешнего сильно отличается. Ранешний все-таки боялся, что его поймают, и наказание уважал. Сейчас выросло целое поколение с психологией, что, если даже он убьет — человека ли, зверя ли, — все равно за грех этот ничего не будет, — подытожил Рассолов. — Ну, поймаешь браконьера в заповеднике с ружьем, а он: «Нашел, иду сдавать». За хранение оружия ничего не предусмотрено, и за ношение — ничего. Так, мелочи — две тысячи рублей административного штрафа. А если он — безработный? Попробуй стряси с него этот штраф…

…Обедали мы на Ак-Хеме, в доме Макашовых. В тарелках дымилась уха, в глубокой миске млели поджаристые оладьи, в другой — ломти щуки в полпальца толщиной.

— Вы ешьте, ешьте, — угощала теща Макашова, та самая Вера Воронова, с которой мы переправлялись через Ус. С 62-летним зятем, которого она младше на несколько лет, а ее дочка Оля — на целых тридцать пять, у Веры до поры до времени отношения сохранялись исключительно дипломатические. Пока зять с дочерью не подарили ей внучку Аришу.

Оля у Макашова — третья. Две предыдущие жены, как ни старались, к жизни в тайге привыкнуть не смогли.

— Поживут-поживут, да и сбегут, — рассказывал Макашов. — А Ольга как приклеилась. Куда, говорит, ты, туда и я. Сначала гнал — все-таки по возрасту мы не ровня. А теперь чего уж, дите у нас.

А Ольге жизнь на кордоне нравится. На ней дом, коровы, здоровенный бык Малышок, теплицы с ранними помидорами и огурцами, радио-связь с Большой землей.

— Будете на Кереме, скажите Василию, пускай с вами в Шушенское возвращается, — качая на круглой коленке Аришу, наказывала Ольга. — Жена днем передала: у него сессия в институте начинается.

Повар Василий, помешивая в казанке суп, к известию отнесся равно-душно.

— Не, не поеду. Ни к чему.

— Так ведь из института выгонят.

— Как это выгонят? Институт — пищевой, а я там — лучший повар.

Финансовые ручьи, заповедные тропы

Времена, когда денег на заповедник не давали вообще, уже миновали. Но до полного благолепия далеко. Рассолов, понимая это, добился, во-первых, отчисления доли обязательных платежей прямо в кассу заповедника, минуя бездонную краевую кассу. Во-вторых, научился зарабатывать деньги на сопредельных заповеднику территориях. Трофейная охота для богатых иностранцев — один из таких способов. Американцы, японцы и немцы, устав от благ цивилизации, готовы ехать за тридевять земель и платить валютой не только за охоту на медведя или волка, но и за таежную тишину, чистую воду, возможность посидеть у костра или попариться в настоящей русской бане всамделишным березовым веником.

Заработанные деньги идут на обустройство кордонов, снаряжение для инспекторов, строительство зимовий. Дыр хватает. Ну, например, еще двадцать лет назад инспектору за каждый пробитый километр тропы доплачивали 6 рублей с хвостиком. Тропы содержались в порядке. Сейчас эти деньги бюджетом не предусмотрены. Но Рассолов инспекторам за тропы по-прежнему платит, иначе их давным-давно поглотила бы тайга.

Он вообще странный, этот Рассолов. Увидев, как в Шушенском растаскивают знаменитый когда-то речной вокзал, в котором вскоре не осталось ни оконных рам, ни дверей, — добился перевода гибнущего здания в федеральную собственность и организовал там визит-центр — для проведения выставок местных художников и концертов своих и заезжих знаменитостей. Шушенские чиновники, опомнившись, попытались было обвинить директора заповедника в корысти. Но как докажешь сей факт, если в визит-центре дети в спортивной секции занимаются и выставки проходят? А сам Рассолов и бывает-то там раз в году.

Чем Рассолов не нравится? Вкалывает, не жалуясь на объективные трудности. К тому же независим.

— На меня нельзя голос повышать, — объясняет наличие врагов Рассолов. — Я крика не выношу.

Став директором заповедника, Александр Рассолов уволил, чуть ли не в первый день, девять человек.

— Не понимали, что заповедник потому так и называется, что места эти нам заповедано сохранить. Вот я и сохраняю.

Новости туризма

Что посмотреть в городе Майкоп — столице Республики Адыгея

Своим возникновением Майкоп обязан генералу А. Вельяминову, по приказанию которого осенью 1825 г. был возведен укрепленный опорный пункт на берегу реки Белой.

Подробнее...

Средиземное море. 10 самых уютных городов у воды

Мы выбрали самые обаятельные средиземноморские города, куда так приятно отправиться отдыхать: древние замки, старинные крепости, много моря и солнце.

Подробнее...

Брендовые маршруты

Подробнее...

Восемь идей и причин для поездки в Югру в этом году

Где в России можно покорить самые высокие вершины приполярного Урала, отправиться в экстремальные туры и на трофейную рыбалку, побывать в огромном океанариуме и попробовать сибирские деликатесы?

Подробнее...

ТОП 10: Лучшие водопады Европы

Они прекрасны, они очаровательны, они захватывают дух! И кто или что это?

Подробнее...

Последние записи гостей

Снежана
пожелание
Отдыхали в мае,все было просто замечательно: красивая природа, воздух, которым не можешь надышаться,хорошая к...
18.05.2018
Владимир
Хочу экстрим!
Я так понял, что на сайте много должно быть посвящено экстриму. Но ничего толком не нашёл. Хотелось бы побольш...
05.10.2016
Карина
Предложение
Очень мало материалов про Крым, а ведь интересно. Надо ли ехать на машине, если придётся стоять в очереди на п...
18.06.2016